Движение Местные отмечает 14-летие!

Сегодня, 19 октября, движение "Местные" отмечает своё 14-летие! Это серьёзный возраст для общественной организации, которая начинала свой путь как молодежное движение, а сейчас наши первые активисты уже сами стали родителями.
За спиной у нас - множество нужных и важных акций социальной, экологической, патриотической направленности. Тысячи молодых людей были участниками наших проектов. Мы стали настоящим товариществом единомышленников и с уверенностью смотрим в будущее! С праздником вас, друзья!

Александр Филатов: 31 октября - раскол и поражение оппозиции

01.11.2010, Трибуна
Александр Филатов: 31 октября - раскол и поражение оппозиции

Эдуард Лимонов после прошедшей оппозиционной акции на Триумфальной площади заявил, что будет судиться с правозащитниками, с которыми ранее вместе проводил митинги в защиту 31-й статьи Конституции. По его словам, "правозащитная система, которая сложилась, больше существовать не будет". "Она прогнила, ей конец. Они бросили своих вчерашних товарищей", - заявил Лимонов.

Напомним, что 31 октября Людмила Алексеева добилась официального разрешения мэрии Москвы на проведение протестной акции, согласившись на условие властей - ограничить количество участников 800 людьми. Однако ее соратники по движению «Стратегия 31» лидер «Другой России» Эдуард Лимонов и представитель оппозиционного «Левого фронта» Константин Косякин не желая идти навстречу правительству города и ограничивать количество митингующих, призвали своих сторонников принять участие в альтернативной акции. Как оказалось позже, эта акция была направлена на срыв разрешённого мероприятия. В результате альтернативной деятельности, которая не была даже согласована с властями, всех участников задержали. Всё это происходило на глазах у людей, которые присутствовали на легализованном митинге. Что вызвало у Лимонова “недоумение”.

Разногласия, которые были перед 31-ым октября между Лимоновым и Алексеевой привели к серьёзному расколу для всей внесистемной оппозиции. Что уж греха таить, но изначально в искусственно-созданном проекте “стратегия-31”, который объединял людей разных политических взглядов, участники сами догадывались, что им не по пути. В этой канители участвовали такие радикалы, как НБП Лимонова и радикальный “Левый фронт”, либералы из движений “Солидарность”, “Мы” и НДСМ; правозащитники из Московской Хельсинкской группы, правозащитного центра “Мемориал” и движения “За права человека”, также в проект пристроились активисты из российского правозащитного ЛГБТ-проекта «GayRussia». В одном флаконе присутствовали национал-большевики, левые радикалы, либералы, геи и лесбиянки. Такому сыр-бору по своей сущности недолго вместе вариться. И у каждого, естественно, свои личные цели и методы их достижения. Кто-то хочет строить коммунизм, кто-то национал-социализм, а кто-то в союзе с предыдущими хочет достигнуть либерализации общества и легализации гей-парадов. Любой здравомыслящий человек скажет, что идти таким товарищам одним путём более чем абсурдно.

Что касается методов достижения политических целей: то шайка Лимонова за всё своё время существования создавала ореол радикальности и запрещённости. Именно этим они и привлекали донельзя протестных молодых людей, согласных идти на разные преступления, даже уголовные. Любая санкционированная с властями акция, любой разрешённый митинг- это крах идеологии Лимонова, который исключает любой диалог с властью. Ему нужны исключительно провокации, драки с ОМОНом, аресты людей, десятки сломанных жизней и кадры “жёстких задержаний” в СМИ. С другой стороны, либеральные правозащитники более толерантны к власти и склонны к диалогу. У Лимонова постоянная текучесть кадров, один десяток посадят - придут новые 10 дураков, готовые лезть на рожон. А одним и тем же бабушкам и дедушкам из правозащитных центров, рано или поздно, надоедает идти вместе с отморозками-провокаторами под дубинки. И они вполне рады прийти на санкционированный митинг.

У правозащитных организаций главной целью является: защита прав. Чьих прав? Каждый придумывает по своему. Кто-то защищает геев, кто-то политзаключенных, кто-то гражданские права и политическую свободу. Поэтому легализация митингов, где правозащитники в спокойной обстановке могут излагать свои требования – вполне приемлемое условие для достижения цели в защите прав. Другое дело, у любой политической организации главной целью является – приход к власти. У радикальной политической организации – это революционный насильственный метод свержения существующего режима. Нужны ли им разрешённые митинги? Нет, им нужны острые народные потрясения и провокации, которые смогли бы обусловить достижение цели. Поэтому в стане оппозиции разрез не только в идеологических взглядах, но и в методике борьбы за свои цели. А когда методы действий становятся радикально различными- то весь монолит рушится. Всем организациям, которые составляли этот монолит, больше не по пути. Правозащитники получили доступ к реализации своих целей, пусть частично, но добились, они услышаны властью и обществом. А радикалы лимоновцы, леваки и маргинальные либералы даже и близко не подошли к своей цели, да и лишились союзников.

Это крупное поражение для маргинальной оппозиции. А у раскола только начало, со временем он будет только усугубляться, и всё больше и больше организаций покинут проект “Стратегия-31”. Потому что, в конце концов, если всё разрешают, какой смысл ратовать за 31-ую статью конституции? Проект больше не актуален для протестного общества. В нём нет логики. Теперь и без того гнилая внесистемная оппозиция сгниёт окончательно.

Филатов Александр,
руководитель Дискуссионного клуба движения “Местные”